Время работы:
круглосуточно
Обратная связь

Письмо сестры наркомана

Я очень долго настраивалась, что бы начать писать про это, наверное, потому что не хотелось опять вспоминать весь тот ужас, а скорее, всё отчаянье, через которое мне, да и не только мне, а всей нашей семье пришлось пройти. У меня есть брат. Как хорошо это сейчас произносить: «Есть брат!», не был, а именно есть! Ведь всё могло закончиться совсем печально, вернее я понимаю, что всё только начинается именно сейчас, и у него, и у всей нашей семье.

 

Мой брат наркоман, причем с большим стажем. Так получилось, что мы никогда не жили с ним вместе, только на каникулах или в выходные встречались, т.к. в детстве он жил с родителями, а я с бабушкой, а потом я выходила замуж, и у меня была своя жизнь, а у него своя. Я, конечно же догадывалась, про его пристрастия, но не думала, что всё так плохо.

 

В один день, вечером, у меня раздался звонок телефона и мужской голос сообщил, что он друг моего брата, что у брата сейчас ломка, и не могла ли я помочь. Я кстати до сих пор не знаю, кто это был, и даже у брата никогда не спрашивала кто это, а ведь надо поблагодарить человека за тот звонок. Я позвонила на сотовый брату, он конечно же был не в очень хорошем состоянии и предложила ему приехать ко мне. Надо сказать, что из всей нашей семьи, я для своего брата являюсь большим авторитетом, чем родители. Пока он ехал ко мне домой, я судорожно шерстила интернет в поисках того, где и кто мог бы мне помочь. Я ведь даже не понимала, куда надо бежать с этим, и что вообще люди делают в таких случаях. Мои поиски закончились крупным разочарованием, я поняла одно, наше государство вообще не озабоченно этой проблемой, все телефоны гос.учереждений молчали (туда можно звонить только в рабочее время и в будни, а ведь эта беда, которая не спрашивает у тебя который час, рабочее сейчас время, не выходной ли день?). Всё что я смогла найти, так это частные клиники, где люди заинтересованные в своих деньгах подробно консультируют тебя, а их психологи готовы разговаривать с тобой хоть сутки. Обзвонив, таким образом ряд номеров, я остановилась на самом убедительном, не помню, молодой человек это был или девушка, не важно, мне предложили отвезти немедленно своего брата в «Детокс», это место, где наркоманов под присмотром врача и нескольких мед.сестр выводят из состояния ломки. Мы отправились в центр Москвы, там, в одном из зданий, по моему, это даже какое-то общежитие (ни вывесок, ни рекламы, мне кажется, что мало кто даже догадывается, что на 7 этаже этого здания есть такое заведение), арендован этаж, в котором есть несколько палат оснащенных камерами. Уже поздним вечером, я бы сказала, что ночью, мы приехали туда. Пройдя какую-то охрану в низу, мы поднялись на этаж и прошли в комнату, где находится мед.персонал, и как раз где установлен монитор, показывающий что твориться в палатах. Я и так была на взводе, а увидев, что творится с людьми, когда у них ломка меня, это зрелище просто ошарашило. Я не могу сейчас подобрать такие слова, которые могли бы описать весь мой страх и ужас. Я оставила там брата, т.к. я вообще не знала, что с ним делать. И для меня начался недельный кошмар. Я совсем не верила людям, которым отдала своего брата, в голову приходили самые страшные мысли, что им там колют наркотики, что их настраивают, чтобы они оставались там, чтобы тянуть из родственников деньги. Я звонила туда и требовала позвать его к телефону, а со мной разговаривал какой-то овощ. После этого я впадала в истерики и требовала, чтобы мне отдали брата немедленно (сейчас, по прошествии времени, я понимаю, как глупо выглядела, сама все нервы себе вымотала и людям работать мешала). Врачи объясняли, что это норма, что он обколот лекарствами, что завтра будет лучше, что забирать его ни в коем случае сейчас нельзя. От этого мне ещё больше казалось, что мои предположения верны, но т.к. забрать мне его было не куда, он оставался там, а я, тем временем, шерстила все государственные клиники Москвы, в поисках места, куда его определить. Мне почему-то казалось (вот - наивная!!!), что если государственное учреждение, то его там будут лечить, а если частное, то их там не лечат, а только удерживают, чтобы побольше денег с родных вытянуть. Но одно я понимала, что пройдет пять дней, его выведут из этого состояния, и я должна забрать брата и перевести в какое-нибудь другое учреждение для дальнейшей реабилитации, иначе он вернется домой и всё пойдет по старому.

 

Вот найдя одну такую государственную больницу (не буду писать номер данного учреждения, т.к. может там и правда кому-нибудь помогают, и дают новую путевку в жизнь, может это только нам не повезло), я, забрав брата через пять дней из «Детокса» (между прочем в очень приличном состоянии, и с настроем лечиться дальше, т.к. их там постоянно настраивали и проводили беседы, чтобы по выходу из «Детокса» они продолжали своё лечение, и так же предлагали свой частный реабилитационный центр) отправилась на лечение. Хочу пояснить, что накануне я была в этой больнице, со мной разговаривал молодой доктор, который, как мне показалось, был очень убедителен, и хотя больница государственная, но я должна заплатить 55 тыс. рублей за лечение (не ему, не подумайте ничего плохого, всё через кассу, всё официально), но никаких гарантий они не дают, т.к. лечение у нас в стране добровольное. Хочешь помирать, так сказать, иди и помирай, никто мешать не будет, двери для всех открыты.

 

Мы приехали туда, вышел другой доктор, менее симпатичный, чем накануне, у него на галстуке была нарисована мышь (я так хорошо её запомнила), в последующем он и сам мне стал ассоциироваться с этой мышью. Доктор за пять минут расшатал мне брата так, что у того началась настоящая истерика, он уже ничего не хотел ни лечиться дальше, никого не слушать, только бежать отсюда. Я была в шоке. Вместо того, чтобы настроить пациента, он сделал всё, что бы отговорить его от лечения, при этом заявив мне, что он еще не готов, приходите в другой раз, но при этом подсунул мне свою визитку и предложил закодировать брата. Я конечно же всё понимаю, что работая в гос.учреждении у него зарплата маленькая и лечить за такую зарплату никого не интересно, а за кодировку денежки идут доктору в карман и это более заманчиво, но нельзя же так цинично. Мой брат, плача, стал просить увезти его куда угодно, но не оставлять здесь, да даже если бы он не просил, я сама бы ни за что его не оставила, ведь если пациент не верить своему доктору, то никакого лечения не получиться, а как можно поверить такому доктору, который заявляет, что ты в ближайшее время сорвёшься, что смысла в лечении нет и только одна кодировка, причем только у этого доктора поможет. Я немедленно забрала своего брата и повезла обратно в «Детокс», люди, которым я совсем недавно не верила, в тот момент мне казались самыми близкими и родными. Я попросила врачей передержать брата, пока я не найду место для дальнейшего лечения, не может же он лежать там вечно (да и цена в 7 тысяч рублей в сутки конечно же кусалась). И переговорив с врачом из «Детокса», я через два дня повезла брата в частный реабилитационный центр. Цена за лечения меня шокировала, но другого выхода я не видела.

 

Хочу сделать небольшое отступление, пока брат был эти два дня в «Детоксе», я продолжала поиски и встречалась с доктором из психиатрической больницы, т.к. он был знакомый моего приятеля, то есть человек не заинтересованный не в чём, он выслушав мой рассказ, сказал, что к сожалению в гос.учереждениях так и происходит, люди не очень заинтересованы в лечении пациентов. Ещё раз хочу заметить, может это только нам не повезло, может есть врачи, которые любят своё дело и помогают людям, но мне такие не попались. Доктор предложил мне такой вариант решения проблемы: это снять где-то квартиру, оборудовать ее решетками на окнах и железной дверью, нанять охранника и просто пережидать, при этом к брату надо было бы приглашать доктора, который бы снимал ломку и психолога. Вариант может тоже не плохой, но не самый дешёвый, да и если бы какие-нибудь соседи узнали бы, что в соседней квартире удерживают человека, то могли бы быть проблемы с законом.

 

Вернемся к частному реабилитационному центру. Мы поехали в Подмосковье, там в одной из деревни стоит ну очень приличный дом с баней. В доме помимо пациентов и персонала жили кролик, собачка, птички, на окнах цветочки, красота, да и только. Как мне объяснял один доктор, лечение для наркоманов и алкоголиков должно быть комфортным и уютным, если эти люди видели дно, то на период лечения они должны жить в хорошем доме, хорошо питаться, чтобы лечение было не тягостным, что бы желание не отбить, что бы показать, что есть другая жизнь и т.д. и т.п. (логика в этом есть, но как говорил мой муж, а он человек военный, они и так по жизни косячили, жили в свое удовольствие, оставались глухи к мольбам и слёзам родных, а теперь мы им полный пенсион, курорт оплачивай, не жирно ли? И в этом логика есть, когда они принимают, родственники страдают, когда их лечишь, то опять родственники страдают и морально и финансово, но тут приходится выбирать, или пробовать спасти человека, или бросить его умирать. Я для себя решила использовать все шансы, чтобы вытащить брата, а если он сорвется, то я перед собой буду чиста, что я попробовала всё, а остальное, это уже его выбор.).

 

Началась его жизнь в центре. Каждое воскресенье мы приезжали туда навещать его (нам разрешалось видеться три часа). В этом доме была комната с большим столом, за которым собирались пациенты и их родственники, пили чай и разговаривали каждый о своем. Первое время ему было очень тяжело там, его и ломало и крутило, он постоянно хотел уйти, но с ним разговаривали такие же как он, постоянно пытались убедить его остаться, разговаривали психологи и терапевты (терапевтами там называют людей, бывших наркоманов и алкоголиков, хотя бывших не бывает, есть только выздоравливающие, но очень с большим стажем трезвой жизни, которые дежурят в этом центре и помогают другим справляться со своей зависимостью), а если не помогало, то звонили мне. Мне, ещё когда я только сдавала брата туда, объяснили, что я должна придерживаться жесткой позиции, и если он законючит, то объяснить ему, что я смогу отказаться от него, если он не продолжит лечение. И в такие моменты, когда мне звонили, я объясняла ему, что не смотря на то, что я его люблю, если он уйдет, то я забуду, что у меня есть брат. И это, с большим трудом, но срабатывало. Все мы сообща продолжали «удерживать» его в центре. Насильно, его конечно же никто не держал, но наши убеждения и уговоры действовали на него. Чем хорош в данном случае частный центр, люди заинтересованы в своих деньгах и заинтересованы, чтобы пациент оставался в центре, поэтому они будут его обрабатывать до победного конца. В государственной клинике никто так уговаривать не стал бы.

 

Вся жизнь в центре построена на то, чтобы люди сами себя обслуживали. Они сами себе готовили, сами убирались, сами стирали, мыли полы и т.д. И не важно, кто ты - простой рабочий или начальник завода, туалет все мыли по очереди. Каждый из них за что-то отвечал. У них даже был построен карьерный рост в центре. А самое главное, помимо трудотерапии, центр работает по программе «12 шагов». Рассказать о программе подробно я не смогу (это очень хорошо могут сделать выздоравливающие), но одно могу сказать точно, люди, которые создавали эту программу, явно знали о проблемах зависимых, и главное эта программа реально работает. Если у человека что-то отнять, то ему что-то надо дать взамен, так устроен мир. В этой жизни нет ничего сильнее веры, так эта программа на этом и построена. Не подумайте, никого не призывают ходить в церковь и молиться целыми днями (мой брат вообще татарин), но в программе очень хорошо рассказано, что есть единый Бог, который помогает. Не волнуйтесь это не секта, кому интересно, тот может посмотреть, что это за программа, причем она применима ко всем видам зависимость, будь то наркотическая, или алкогольная, или табачная, или зависимость от еды и т.д. Ведь лечение везде одно и то же, вся проблема в голове. Жизнь в центре направлена была на то, чтобы зависимые люди заняты были целыми днями, чтобы мысли дурные в голову не лезли, чтобы они, работая по программе, ковырялись в себе только чтобы разобраться в своих проблемах. Так мой брат пробыл в этом центре пять месяцев. Нам было очень страшно, когда надо было выписываться от туда. Там он привык, ломки нет, тяга даже если и возникает, то тут же об этой проблеме можно с кем-то поговорить, а что делать в социуме? Как со всем этим справляться? Как не сорваться?

 

Вот пришел день выписки, мы рыдали все: и он, и я, и другие выздоравливающие. Забрали мы его и поехали домой. Вы бы видели его глаза, у него такой был страх, просто ужас. Первую ночь он даже попросил племянника с ним остаться.

 

(Небольшое отступление: поехали мы не туда, где он прожил всю свою жизнь с родителями, а у нас была возможность поменять ему место жительство, это лучше для выздоравливающего, не возвращаться туда, где он жил в употреблении, не встречаться со «старыми друзьями». Ему, первое время, даже на те станции метро, где он употреблял или покупал наркотики, ездить нельзя было).

 

Чем хорош центр и «программа», тем что их не выписывают в никуда. Первое время надо было на три дня возвращаться в центр, то есть три дня он жил дома, три дня в центре. И это правильно, ведь им адаптироваться очень тяжело, а так он под контролем. Так же когда он дома, он должен был по вечерам каждый день ходить на группы анонимных наркоманов и алкоголиков. Так же у него была группа поддержки, это несколько человек из родных и близких, которым в любой момент можно было позвонить и поговорить. Так же у него появился спонсор, так называется человек с очень большим стажем трезвой жизни, которому он звонит и днем и ночью если надо, с которым они пишут шаги по программе «12 шагов», с которым он разбирает каждый свой шаг, анализируют, решают ошибки, и от которого он получал новые задания. Так же со своим спонсором он посещает наркологические клиники, в которых они призывают людей к лечению, к возврату в новую жизнь, показывая на своём примере, что всё ещё можно исправить.

 

С момента того звонка, который раздался 10 ноября 2010 года прошло уже 3,5 года. Это стаж моего брата трезвой жизни. Он уже адаптировался в социуме - работает, учится, влюбляется, радуется, разочаровывается, хоронит тех, кто сорвался, но продолжает жить. И каждый день продолжает ходить на группы анонимных наркоманов и алкоголиков, общаться со спонсором, продолжая работать по программе. У него уже появились и свои подшефные, для которых он теперь стал спонсором, которым он помогает советом и поддержкой. Жизнь идёт!